Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:51 

истинное отчаяние

нигде нет столько лицемерия, ханжества, притворства и глупости, как в соц. сетях, но разве только в телевизоре, но его у меня нет. люди, я в отчаянии, нет, в самом деле. мы все живём в инферно, только мучаем других и мучаемся сами и выйти из сего порочного круга не можем.

вот я доверил свою судьбу незнакомому человеку в сети. не знаю, как так получилось, просто общались некоторое время, пока этот человек, не узнал про мою проблему, причём совсем не от меня, да. я подумал что всё, вот и конец нашего общения, но нет, внезапно возник какой-то нездоровый интерес ко мне... или моей проблеме

так вот, мне обещали помогать и помогали, и я почти поверил, нет я в самом деле поверил, что у меня теперь есть дорогой искренний друг в этом реальном мире. в мире или в сети, в сети, где каждый скрыт под маской, где нет места ни искренности ни дружбе, но как я был наивен тогда. и так прошло несколько месяцев

и вот в один прекрасный день из меня сделали посмешище. ага, вот он - инферно, это мир, в котором мы живём.

я даже не знаю, кого винить, этого человека или её дурацких подруг, которые всё затеяли и провернули. почему не знаю? потому что без её содействия ничего бы не получилось.

все сломленные, без какого-либо человеческого достоинства, и она хуже всех, ну почему не могу клеймить и ненавидеть? погружаясь всё глубже в инферно

но у меня всё ещё осталось что-то человеческое, хоть и растоптанное, но всё ещё... или это не то? или это и называют отчаянием, разочарованием во всём? больно невыносимо больно. где-то внутри, и не хочется, совершенно не хочется никого ненавидеть, как будто всем больно от своей озлобленности, и страха, и мучимому и мучителям

01:32 

опять двадцать пять

я знаю, что не существует таких вещей, как проклятие. есть только случай, есть злой рок, и не более того. но когда случаи случаются с подозрительным постоянством, невольно начинаешь сомневаться в том.

как только та, что мне нравится, признается, что любит меня, сразу после этого наши отношения начинают разрушаться. ежели я признаюсь первым, это происходит ещё более стремительно - буквально несколько дней и мы уже совсем чужие. это безумно тяжело переживать снова и снова одно и то же. и в такие моменты я вспоминаю лишь одну девочку из детства, которая уже давно не с нами... вернее не с вами всеми, но всегда со мной, каждый день и каждую секунду из года в год.

кажется, что она постоянно где-то поблизости. особенно когда в небе яркая луна, и где-то недалеко одиноко мяукает кошка, возникает такое ощущение, что она бродит по ночному городу, среди всех этих спящих душ. но чаще она является в снах, и сны с её участием нередко оборачиваются кошмаром, из которого невозможно сбежать.

я не знаю, где лежит её тело и никогда не считал нужным знать, я не смирился и никогда не смирюсь, поэтому просто хочу забыть её, но не могу. она будет преследовать меня всю жизнь? возможно, но меня почему-то не пугает это. но я ведь всё ещё живой, и её образ, оставшийся в моей памяти, мне соверешнно не симпатичен. тогда почему всякий раз переживая разрыв отношений, я вижу только её?

возможно, всё - ложь...

когда мне нравится кто-то, я могу даже испытывать привязанность и желание быть с этим человеком, но не знаю, могу ли полюбить кого-то по-настоящему. и может быть всему виной страх причинить боль, если это так и не произойдёт, а та девочка не более чем оправдание, которое я подсознательно ищу для себя.

но отношения... всякий раз я пытаюсь сохранить и удержать их до самого конца, но всё тщетно, поезд неизбежно идёт под откос, пароход садится на мель, а дирижабль терпит крушение, охваченный пожаром.

@темы: отношения

00:40 

дерево

на крыше одного старого недостроенного пустующего здания выросло дерево. ветер в шутку занёс туда семя и посеял его в пыльном уголке крыши, а дождик поливал его иногда сверху, даже не задумываясь об этом. и вот семя ожило, почувствовав что-то мягкое и тёплое снаружи, выпустило листик и корешок.

так шли годы, весна сменяла зиму, а лето - весну, деревце росло, тянулось к солнцу и зарываясь корнями в бедную бетонную пыль сырого угла крыши. деревце было слабым и молодые побеги промерзали суровыми северными зимами, но каждую весну оно снова пробуждалось с надеждой.

оно искало корнями плодородную почву, вытягивая их всё дальше и дальше, но не находило ничего вкусного и полезного, была лишь тёплая и яркая надежда гдето высоко сверху, к которой оно тянулось всей душой и всем телом.

деревце жило этой надеждой потому, что просто не знало, что оно обречено в этом месте, где оно было брошено ветром на произвол судьбы. а я жил в доме по соседству и часто грустил у окна, глядя на это обречённое деревцо.

что есть судьба? и что есть бог? я никогда не участвовал ни в каких религиях, быть может, они больше знают об этом, но у меня всегда было какое-то внутреннее ощущение большого мира. я представлял это примерно так: есть маленький мир, в котором живём мы, люди, и другие живые существа на крохотной песчинке, которую мы называем планета Земля, а есть ещё тот другой большой мир, в котором находится наш маленький мир и мириады подобных ему маленьких миров.

и все эти миры существуют не просто так, а с какой-то целью, что ведома только большому надмиру. и всё происходит тоже не просто так, каждый приходит в маленький мир с какой-то целью. можно назвать это верой или религией, нечему тут удивляться или возражать. я не атеист, хоть и к верующим людям, в сложившихся стереотипах о них, меня тоже с такими убеждениями сложно отнести.

но какой смысл бытия этого деревца? если всё имеет смысл. я помню как долго не мог понять, что только творилось в моей душе. пока случай не разрешил сию загадку. так случилось, что я оказался на дороге и чуть было не оказался сбит лихим водителем. я очнулся прямо перед промчавшимся мимо авто, а успел остановиться только потому, что случайный прохожий окликнул меня по имени. я не успел даже толком напугаться, просто сел на обочину и заплакал. а та женщина, что меня окликнула, успокаивала и помогла даже дойти до дома, а потом куда-то просто исчезла также внезапно, как и появилась. я не знал её, совсем, и не известно, откуда она знала меня, но она практичести спасла меня тогда.

а вот что я понял, в очередной раз глядя на то деревцо, хоть эта мысль до сих пор мне кажется несколько фантастичной, но возможной: кто-то из надмира вмешался в происходящее со мной в тот момент, потому что без этого вмешательства я был обречён.

назовите это бог или случай или судьба, что-то неведомое оттуда, неустанно следит за происходящим в подмирах и направляет события так, чтобы мы непременно имели возможность осуществить цели, с которыми пришли в этот мир. оно действует осторожно и мудро, стараясь не мешать естественному ходу событий, вмешиваясь только в случае особой необходимости, и стазу же отстраняясь.

только лишь поняв это, я взял в сарае ведёрко и лопатку, забрался на крышу того заброшенного недостроенного здания, высвободил страдающее деревце из плена бетонной пыли, и посадил его во дворе своего дома в добрую плодородную почву, хорошенько полил и вернулся домой.

деревце то выросло и стало деревом, потому, что такова была его судьба и его предназначение в этом мире. и не важно, что с самого начала семя унесло ветром далеко от этого места. неполадки случаются, но судьбу всё равно не обмануть. семя проросло там, где не могло прорасти, прожило несколько лет, пока я не осознал нечто важное, и не пришел из неведомого для сознания того деревца надмира, чтобы вернуть всё на круги своя.

01:16 

путешествие

Я не могу сказать, что понимаю феномен совместных сновидений, не понимал тогда, не смог понять до сих пор. Однако, он имеет место быть.

То время, я стою где-то на солнечной поляне, меня окликивает Кириа, оборачиваюсь, зовёт за собой. Говорит: "мы все тебя заждались". Так идём с ней ещё некоторое время по поляне и выходим на грунтовую дорогу, на которой стоит автомобиль, а точнее, микроавтобус. Рядом стоит женщина в белой блузке и коричневых штанах от спортивного костюма. Было видно, как она что-то сказала, повернувшись к машине, затем из неё выпрыгнула девочка лет пяти с завязанными глазами.

Когда мы с Кирой уже подошли, она стала нас знакомить: "вот это моя мама Татьяна, а это Лера, моя младшая сестра. А это Валентин, мам". Кирина мама, Татьяна, сказала, что Пагавал, кирин папа, тоже с ними, но не хочет выходить, да и я с ним всё равно уже знаком, собственно он поведёт микроавтобус. Я спросил, куда они едут, на что она ответила, что мы все, включая и меня, едем в путешествие. "А меня с вами не отпустят", сказал тогда я. "Ты не хочешь ехать со мной?", спросила Кира. "Мне нужно спросить разрешения", настаивал я по привычке. "У кого?", усмехнулась она. Только в тот момент я осознал, что действительно здесь мне не у кого спрашивать.

Молчаливая девочка с завязанными глазами, которую Кира назвала Лерой, полезла обратно в машину, вслед за ней и мы оказались на задних сидениях. Тётя Таня села на переднее пассажирское сиденье рядом с дядей Пагавалом, который в это время заводил двигатель. Мы тронулись с места и медленно поехали в наше путешествие по ухабистой грунтовой дороге. Вокруг нас были нетронутые цветущие луга, а когда они закончились, то распростёрся океан ржи. Потом была кукуруза и подсолнухи, которые ещё только набирали цвет...

Вот чем она жила, эта девчонка по имени Кирия, это был её мир, в котором она с папой, с мамой и со своей так и не родившейся младшей сестрой может путешествовать просто так. Я в этой их семье был почти свой, в этой не настоящей Кириной семье, которую создало её воображение. Я тогда ещё совсем не понимал, на сколько она сама верила в созданный ею мир. А она верила в него на столько, что заменяла им реальность.

01:05 

медленный вихрь

В течении нескольких дней аклиматизации на новом месте в профилактической больнице я успел простыть. Меня сначала хотели перевести в изолятор на втором этаже, но посчитали, что это обычная простуда, и оставили в своей палате. В тот день я лежал в постели, не было сил и не особо хотелось что-либо делать, кроме как лежать и думать о чем-нибудь своём. Кирюша сидела у изголовья и водила рукою по моим волосам. Когда гладят по голове, это так приятно, и вселяет умиротворение.

Она рассказывала, что у людей к макушке опущен вихрь. Он вращается снаружи вправо, а внутри вихря тонкая ниточка вращается влево. И это хорошо видно по волосам, которые закручиваются по направлению вихря. Так все люди подключены к мете, которая простирается до границы ионосферы. И все живые существа на земле могут жить и рассуждать потому, что магнитосфера мета фокусирует вихри внутри, не давая им останавливаться.

Он говорила, что у разных людей вихри различаются: у одних они вращаются быстрее, у других медленнее, иногда вихрь может раздвоиться и наблюдаются другие интересные аномалии. А тех, у кого не правильный вихрь, который вращается в другую сторону, лучше избегать. Она говорила так, точно знает это наверняка. А когда я спросил, откуда она всё это знает, то Кира ответила, что папа объяснил. У людей вихри можно обнаружить по волосам, но они есть вообще у всех живых существ хоть и проявляются по-разному. Только когда жизнь заканчивается, вихрь останавливается, наступает смерть и тело становится неотличимым от земли и камня.

Прошло несколько дней, я понемногу выздоравливал, но мысли о вихрях, не выходили у меня из головы. Я невольно рассматривал затылки других детей и записывал в тетрадку свои наблюдения того, как у кого лежат волосы. Действительно оказалось, что почти у всех они растут по часовой стрелке. Только у одного мальчика на нашем этаже они были уложены против часовой стрелки.

Кириа видела мою заинтригованность, которая, похоже, была для неё несколько неожиданной. Вскоре я переключился на взрослый персонал больницы, прибегая к всевозможным ухищрениям, высматривал, как у кого лежат волосы. Здесь все оказались с правым вихрем, а плотник дядя Вадим, который приходил ремонтировать не плотно закрывающееся окно в нашу с Кирой палату, оказался даже с двумя вихрями.

Наконец, на этаже остался только один человек, когорого я ещё не исследовал, но который исследовал меня, когда я болел. Я попросил Кирюшу присесть, поскольку она была немного выше меня ростом. А что же я увидел? Ничего. Никакого проявления вихря у неё не было заметно. Волосы ровно опускались от макушки вниз в каждую из сторон. Я хотел было спросить, что это значит, ведь очень испугался, подумалось, что она умирает, хоть по ней этого и нельзя было сказать.

Вместо этого я спросил тогда, знает ли она, какой у неё вихрь. Кира с невозмутимым спокойствием ответила, что у неё он очень плавный и медленный. Её вихрь вращается вправо по часовой стрелке, хоть его вращение трудно заметить, но оно есть, потому что Кира живая. Она подумала, что я не верю ей и решила показать. Девочка покружилась на месте в левую сторону, а затем присела, чтобы я мог видеть макушку. Было хорошо видно, как волосы уложились вправо. Затем она снова встала и покружилась уже в правую сторону, после чего присела обратно подле меня. Волосы снова улеглись ровно в разные стороны, так, будто нет никакого вихря.

Я некоторое время переваривал в голове механику процесса, пока не возникла догадка. Когда Кир в очередной раз отключилась, в тайне от неё я решил провести маленький эксперимент. Провёл ладонью по макушке в правую сторону, волосы действительно улеглись по стрелке часов, а когда попытался сделать наоборот, волосы укладывались ровно, но никак не хотели лежать против часовой стрелки. Я проделал это ещё несколько раз, чтобы окончательно убедиться в том, как работает эта магия, но результат был тот же самый.

Похоже, эксперимент получился не столь уж тайным, Кирия проснувшись принялась расчёсывать волосы своим деревянным потресканным гребешком. После этого она не общалась со мной до конца дня, а я искренне недоумевал, чего в этом такого, на что можно обидеться, подумаешь, волосы...

23:07 

Мета

Мозг устроен таким образом, что для него тонкое различие между информацией из внешнего мира, придешей через ощущения, и той иллюзорной мнимой сновиденной реальностью, которую он воспроизводит сам, совсем не очевидна. Среди философов прошлого даже бытовали такие формы дремучих заблуждений, в которых вовсе отрицалась реальность происходящего. Это всё имеет непосредственное отношение к этой истории, в которой мир сна вторгся в эту реальность, и возникла так называемая «мета».

После вселения Киры в мою палату, практически сразу стало ясно, что соседство будет не простым. Проблема сна встала остро уже через несколько дней. Дело в том, что я очень чутко спал и не мог уснуть при наличии какого-либо беспокойства. А она шумела, хоть и в пределах дневной нормы, но ночью это было попросту невыносимо. То двигала стул к столу и обратно, то скрипела кроватью, а в больницах кровати очень неприятно и громко скрипели, когда на них садишься и встаёшь с них. То чиркала что-то карандашами на листе бумаге на подоконнике при свете луны. Пытаясь уснуть, я вздрагивал от каждого раздражающего звука. Днём это была милая приветливая девочка, но ночью одно её присутствие в палате было для меня тяжким испытанием.

Я днём спал на ходу и она видимо поняла, что её присутствие создаёт мне проблемы, потому что спросила, перейти ли ей обратно в свою палату. Я не стал выказывать своё недовольство, ведь случайно обидеть человека так легко. Ходить по отделению ночью разрешалось только в туалет, и за этим очень строго следили. Но она каким-то образом стала на долго уходить из палаты, когда я ложился спать, видимо, давая мне время уснуть. Однажды я вышел в это время по известным нуждам, и обнаружил, её сидящей на полу возле двери. Когда вернулся обратно, она также сидела, я понял, что каждый раз она просто выходила и ожидала, когда я усну, сидя на полу у двери. Не ясно, почему этому не препятствовала дежурная медсестра.

Мне стало как-то не по себе от мыслей, что из-за меня ей приходится так делать, я взял её за руку и завёл в палату, а потом предложил: давай вместе не спать. Часто ночи были пасмурные, как и дни, но в ту ночь из-за рассеивающихся туч выкатилась полная луна и сверкнула своим золотистым боком. Как оказалось, при свете луны легко можно было писать и рисовать. Мы стояли на коленках на её кровати, пододвинутой к окну, и играли в морской бой на тетрадных листках на подоконнике. Почему-то было очень весело и вовсе не хотелось спать. Так было час или два до того момента, пока она не отключится, после чего я укладывал её на кровать, и сам ложился спать.

Это продолжалось из ночи в ночь, и постепенно я стал привыкать, незаметно для себя начал переходить к её режиму: короткие промежутки сна днём и чуть более продолжительные ночью. Она казалась счастливой, и, по-видимому, от того, что больше не была одинока в то время, которое раньше принадлежало только ей. В этот же момент я впервые столкнулся с феноменом совместных видений. Так после девятиминутного сна, мы вышли в коридор, как она сказала: смотри, белый кролик. Я заметил фантом не сразу, показалось, что это какойто блик на стене от зеркального шкафа на пункте дежурной медсестры. Подошел, встал на том месте, но свет не исчез. Одновременно мне стало видно, что фантом находится в пространстве, а не на стене, как показалось в первый момент. Девочка Кира гладила «белого кролика», а я чувствовал, как что-то необратимо меняется в моих стереотипах восприятия реальности и в моём детском сознании. Фантом исчез как только я тоже попытался к нему прикоснуться. Она разочарованно сказала тогда: ну вот, убежал.

Фантомы возникают и исчезают, что-то по каким-то причинам выпадает из меты, а потом также возвращается обратно. Если мета представляет собой коллективное надсознание и досознание, то происходящее можно описать просто как совместные галлюцинации. Но тогда в детстве я не задумывался особо над тем, что это и как происходит. Это всего-лишь было для меня новым опытом, который хотелось получать и исследовать. Я ещё несколько раньше заметил странности в поведении Кирии, но теперь причина их стала очевидной.

Мы очень быстро привязались друг к другу. У меня была с собой книжка по астрономии, учебник, оставшийся ещё от моих родителей, я его перечитал вдоль и поперёк, там были картинки звёздного неба с названиями звёзд, рисунки всех известных планет в правильных пропорциях между ними. В свои восемь лет это всё хорошо знал, рассказывал Кире, показывая картинки, а она с интересом слушала, ниразу не прервав меня и не отвлекаясь. Когда речь заходила о звёздах, её почему-то интересовало созвездие Лиры, или что-то интересовало её в районе созвездия Лиры, несколько раз вглядывалась в него внимательно, пока однажды решительно не сказала: нет, это не то место.

Удивительно как быстро она запомнила несколько не самых легко запоминающихся созвездий так, что могла находить их в небе в безлунные ночи. А когда светила луна или звёзд не было видно из-за туч, мы сочиняли истории, персонажами в которых выступали созвездия. Это были детские наивные рассказы, но получалось всегда душевно и искренне. Однажды в лунную ночь она неожиданно изрекла такую фразу: а ты знаешь, что я пролетаю вокруг луны, когда сплю. А потом засмеялась и сказала, что так тётя Саша говорит (это у нас дежурная медсестра).

продолжение следует...

01:27 

Кириа

В детстве вместо школы осенью меня отправили в больницу. Эти учреждения для меня были уже не в первой, я связал учебники, не забыв прихватить несколько более интересных книжек, уже примерно зная, что в больнице учение идёт лесом, ну то есть самообучением. Не забыл и про свой талисман, который мог бы там очень пригодиться. Точнее сказать, талисмана было два, но порознь они не были талисманами, их нужно было держать всегда вместе.

Привезли меня туда ближе к обеду, чуждая обстановка заставила сжаться мою ничтожную детскую душонку в одном из потайных уголков моей непосредственной, но робкой натуры. Мне предстояло прожить тут несколько месяцев, а это в детстве равносильно целой маленькой жизни. Родители оставили меня в коридоре у входа, а сами ушли в другое здание оформлять мои документы. Тогда-то я впервые и встретил её: госпожу, принцессу, Кирию, как хотите называйте.

Я всё ещё не отошел от поезда, никогда не мог в них нормально спать, а с другой стороны подхватил знатный насморк из-за сквозняка в нашем вагоне. Стоишь на чемоданах, а перед тобой в коридоре девочка в пижаме, больше её на три размера, и вся такая чудная улыбается тебе унылому и сопливому, и рукавом от пижамы машет. Я искренне улыбнулся ей в ответ и тоже помахал рукой.

Меня определили одного в трехместную палату. В больнице, как оказалось, сильный недобор больных, хоть и всилу специфики лежат тут подолгу. Много полупустых палат и поэтому новоприбывших детей селят по-одному. Потом можно попросить перейти в другую палату если соседи согласятся. Здесь были дети разных возрастов от четырёх до двенадцати лет. Мне на тот момент было восемь.

Сразу же по приезду мне наскребли остатки еды на обед. Кирия с гордым видом внесла в мою палату поднос с тарелкой горохового супа и другой тарелкой с гречневой кешей. Я в это время распаковывал свои вещи, и отвлекаться на еду не хотелось, но пришлось, разве в такой ситуации откажешь? Она поставила поднос на стол, предложила мне место, где сесть, а сама разместилась напротив.

Глядя на еду только осознал, на сколько голоден был. Я хлебал ложкою этот остывший суп, в котором ничего кроме гороха в помине не было, а она помешивала его вилкой и ковырялась ею в моей тарелке, пытаясь насадить на неё рассыпающиеся половинки горошин. Суп быстро оказался в недрах моего бездонного желудка, настала очередь гречки. Тогда то я и обратил внимание, что она лежит головой на столе и мирно спит прямо так, прямо сидя, как-будто так и должно быть.

Я тогда понятия не имел, кто эта неразговорчивая и вместе с тем не в меру общительная девочка. Я доел гречку, выпил кисель и хотел было унести поднос, как она приподняла голову со стола, достала из кармана пижамы наручные часы, посмотрела на них с умным видом и убрала обратно, забрав у меня поднос, который я успел к этому времени поднять. Потом она принесла постельное бельё и помогла мне всё как следует заправить.

На следующий день она предложила показать их отделение а потом и всю больницу. В здании было всего три этажа, мы с ней обитали на втором. Был также и лифт, но им пользовались только те, кто не мог ходить. На первом этаже располагалась кухня и отделение, на втором было наше отделение, а на третьем всякие процедурные кабинеты. Просто так гулять по этажам запрещалось, пороли за это неистово.

Не часто так бывает, что тебя так тепло принимает незнакомый человек, чувствует, как сложно тебе адаптироваться, и всячески помогает, поддерживает тебя. Но так ли незнакомый? Когда я только приехал, её волосы длиною чуть ниже лопаток были распущены, но когда она на третий день внезапно поменяла причёску,, прибрала волосы, нашпиговав их немеряным количеством заколок, у меня при виде её возникало чувство дежавю, хотя я тогда ещё не знал, как это называется.

Мне стало казаться, что я её давно знаю, и что возможно даже видел её множество раз в своём гроде. В памяти то и дело всплывали какие-то кадры, но толком не удавалось увидеть ниодно воспоминание. В тот день она сказала, что поссорилась с девочками из своей палаты из-за заколок. Будто все носили её заколки, а когда она забрала их обратно, то на неё обиделись. Из-за ссоры она оказалась бездомной и попросилась в мою палату. Я подумал, что ей всё равно не разрешат, и не стал возражать. Как ни странно, разрешили.

Уже к вечеру все её вещи переместились на пустующее место у окна, а я стал невольным свидетелем её странной жизни. Мне конечно же ничего не сказали, и первый раз я сильно напугался. Кирия раз в несколько часов впадала в полное забытие минут на десять или пятнадцать. Конечно она старалась предпринять какие-то действия, чтобы не пришлось падать. Но в тот раз она внезапно обняла меня и отключилась, едва успел ухватить ей за край пижамы, и не дать удариться затылком о пол. Я в неведении побежал на медицинский пост, чтобы позвать на помощь, но медсестра в ответ только зевнула и сказала что-то в духе: подожди немного, её душа облетит луну и сама назад вернётся.

Каждый раз просыпаясь, Кирия делала одно и то же: вынимала часы, смотрела и возвращала их обратно, всё как в первый день нашего знакомства, когда отключилась прямо за столом. Потом в иной раз она могла произнести фразу: опять двадцать пять. Иногда фраза звучала как усмешка, иногда както задумчиво, а иногда даже как вопрос, обращённый к незримому собеседнику. Ночью она спала в том же режиме, что и днём, то есть практически вообще не спала.

продолжение следует...

21:28 

Кукла с отваливающейся головой

Нет аппетита и впервые не хочется, чтобы заканчивалась зима. Это состояние в трёх словах можно охарактеризовать так: нет сил жить.

Открываю кладовую, в которой висит эта странная деревянная кукла без головы. Голова то у неё есть, просто она никак не хочет держаться на шее, как бы я её не приделывал, всё равно отваливается. Там был шарнир, пока однажды его не сломали со зла. Не могу определить из какого сорта древесины сделана эта кукла. Пробовал делать шарнир из бука, липы и даже из берёзы, но буквально в течении нескольких дней новая деталь стареет и раскалывается. Кукла сама по себе очень старая, её ещё из деревни привезли, и в детстве меня очень пугала, казалось, что она заколдованная, теперь же я её не боюсь, и её заколдованность для меня очевидна. Она определённо приносит беды своим хозяевам, но от неё не возможно избавиться. Уже неоднократно пытался её выбросить, но всякий раз становилось очень жалко её, пытался даже её разломать и сжечь, но в эти моменты что-то внутри сжималось, будто бы она - живой человек, и не хватало решимости довести начатое до конца. А человека, сломавшего её шею, постигло большое несчастье, хоть этот человек и был посторонний, не имевший к кукле никакого отношения.

Стараюсь пореже заглядывать в шкаф кладовой, но иногда кукла требует к себе внимания и заботы, в этом случае она изведёт всех, пока не получит желаемого, и лучше поступить так, как она хочет. К этому моменту у меня второй день дико болела шея, и ничего не помогало. А это значит, что время пришло, деревянная Василиса ждёт. Пол дня колдовал с её шеей, кое-как приладил голову. Пока упорно трудился, не заметил, как шея перестала болеть. Кукла обычно пробуждается по весне. Выстирали её платье и накидку, высушили на солнышке, которое наконец заиграло по-весеннему лучами после долгой и тёмной зимы. Нарядно приодели и расчесали её редкие каштановые волосы. И вот уже эта ужасная кукла снова похорошела и снова обрела свой особый потусторонний шарм.

21:33 

весна

внезапно осознал, что пришла весна, когда стал значительно меньше спать.
хочется много двигаться, хожу пешком по 10-15 километров вдоль реки то к одному мосту, то к другому.
а река та бурлит по весеннему звонко, и в потоке её отражаются солнца лучи и лица умерших людей.

весна каждый год поминает о любимой и друге, с которой расстались не попрощавшись.
а есть ли любовь? я не верю в неё, есть лишь тонкие серебряные нити, что связали людей.
чувство то — странная штука, как ни посмотри. хоть прошло много лет, всё не можешь забыть.
умом понимая, что это сродни помешательству, что другой человек, возможно, только играл твоим чувством, всё же не можешь забыть ни его ни себя тогдашнего.
эгоистично любить того, кому ты не нужен, встретив внезапно, мимо пройти, скрывая взгляд.
нет ни судьбы, ни счастья, нет ни ада ни рая, есть только сон, один большой сон длиною в жизнь, в котором есть ты и есть она, но вас нет.
боль ошибок, боль разочарований, притуплённая боль, что прижилась в расколотом сердце, привычная боль, что уже не приносит душевных страданий.

в таком настроении ничего не могу делать, кроме как перечитывать стихи Надсона, и мысли невольно пишутся под музыку этих стихов.

а если станется так, будто я не любил никогда, и любовь та причудилась только лишь мне, то будет так грустно.
но тогда как обресть то убитое желание жить, в том убитом мире, где есть мы, где растут наши не рождённые дети?
возможно, что время непоправимо сломалось, и что единственный путь — дойти до конца и начать всё сначала.
в одном из следующих миров или в этом же самом попытаться встретиться снова и вместе выбрать правильный путь.

00:23 

внезапный незнакомый друг

предистория: когда был ребенком, несколько раз переводился в новую школу. эта история произошла какраз после очередного перевода. был совсем чужим в новой школе, никого не знал, и не с кем было поговорить. сидел за последней партой далеко от окна, от скуки рисовал карандашом китов и дельфинов, рисунок спрятал под стол, там были такие полки. на другой день в этом же кабинете достаю свой рисунок, а там снизу надпись: "круть, мне нра, нарисуй чонить ещё" так началась эта странная переписка с таинственным незнакомцем, мы общались и рисовали друг другу разное, пока однажды...
привязанность: не успел осознать, как привязался к незнакомому человеку, да-да и такое бывает. но попытки встретиться или хотябы выведать имя ни к чему не привели. судя по почерку и стилю рисунка, это была, предположительно, девчонка, возможно левша, ибо наклона у букв не было. человек серьёзный, но не без чувства юмора. мне тогда было не понятно, почему мой собеседник или собеседница не горит желанием раскрывать себя. но это могло быть только в одном случае: только если он или она уже знает меня или догадывается, кто я. решил тогда не пытаться выяснять, кто сидит на этом месте в других классах...
инцидент: потом произошол один инцидент, который положил конец этому странному общению. однажды, когда пришел в тот кабинет, на стуле висела сумка. не стал её трогать, просто подвинул стул, но тот оказался какой-то чересчур тяжелый. потом перевесил её на соседний, эту тяжеленную сумищу.
после наших двух уроков, кабинет закрывали, мне сказали забрать оттуда ту сумку и отнести в учительскую. в учительской почему-то была директрисса и ещё несколько учителей, за столом сидела заплаканная девушка, которая на тот момент выглядела много старше меня. было похоже на то, что её всем миром за что-то отчитывали, но ничего понять не успел. мне было как-то непосебе, быстренько вышел оттуда, подождал пока кто-нибудь выйдет, но никто не выходил. и потом как дурак таскался с этой тяжеленной сумкой до конца дня, пока та девушка не забрала её...
послесловие: не знаю, была ли таинственным собеседником она или кто-то другой, но с того дня мне перестали отвечать. было как-то грустно снова остаться одному во враждебном окружении этой школы. ещё оставлял письма и рисунки какое-то время, но они все так и остались без ответа. а та странная девушка из старших классов, когда мы сталкивались в школе, как-то подозрительно на меня смотрела...

23:40 

Вкус мёда

В многолетнее отсутствие лета бывает не просто представить себе настоящее лето. Представить настоящие зеленые луга, благоухающие цветением трав, настоящую прохладу березовой рощи, настоящее жужжание пчёл, проносящихся в ранней свежести утра. Глубоко вздохнуть, и вот оно небо, синее безкрайнее небо, и вот они травы над твоей головой, и вот она сырая земля под твоей спиной. Выглядеть смешным и нелепым, в промокших в утренней росе рубахе и штанах.

Среди тех, кто приходит с той стороны, есть девушка с седыми волосами, которая когда-то назвалась именем Таина. Она давно выпытывала у меня про пчёл: её интересовали странные подробности, вроде того: как они летают, какие цветы любят и в каких местах могут жить. Как оказалось, на самом деле её интересовал мёд, — то, чего нет на той стороне. Таина рассказывала, что пчёлы полностью исчезли много лет задолго до её рождения, только из старых фильмов она знала, что эти существа живут сообществам. Многие времена им помогали выживать сложные механизмы взаимодействия в организации жизни внутри этих сообществ. Но однажды внешний мир для них изменился, что означало конец эволюции.

Что на самом деле произошло, Таина не знает. Но у них была одна гипотеза о том, что люди забили весь радио-эфир на высоких частотах, что создало много шума, от которого эти и подобные им существа попросту сходили с ума. Они вылетали, но не могли вернуться домой, что-то вносило искажения в их ``навигационную систему''. Были и другие теории, Таина рассказывала, что пчёлы почему-то не признавали своих, которые возвращались с нектаром, и не подпускали их к сотам.

Вообще, сам никогда не любил мёд, он казался мне слишком приторным. И разговоры о пчёлах мне были сперва не по душе. Но с некоторого момента кое-что понял. Каково это должно быть на той стороне мечтать о том, чего давно нет? Моё отношение понемногу менялось, даже начал пробовать мёд. Ходил на медовую ярмарку, где давали пробовать разные сорта. Однако, мои попытки описывать его вкус выглядели жалко, это действительно не просто, особенно человеку, у которого с восприятием вкуса известные проблемы.

Пришлось пойти на крайние меры: уснуть с ложкой мёда во рту, чтобы воссоздать настоящее лето, настоящее небо, цветение трав на утренних лугах, прохладу березовой рощи, жужжание пчёл и настоящий мёд. Мучительно ожидание, кажется, ненадолго отвлечёшься, и всё: в чём-то да сфальшивишь, что-то да получится не настоящим. Где эту Таину только носит?

Вкус мёда слишком сложен, чтобы передать его весь неизменным, к тому же я не столь искусный художник. Решил приберечь силы, чтобы раньше времени не утомиться: пусть на этот раз будет бутафорское лето в декорациях луга с нарисованным небом, главное, чтобы вкус мёда остался самым настоящим, каким она очень хотела знать его. Закрыл глаза, чтобы меньше отвлекаться на отклеивающийся кусочек бутафорского неба, и больше думать о вкусе мёда.

— Привет, — послышался знакомый голос, — пришла, как и договаривались. А где же мёд? Так хочется его наконец-то попробовать.

— Привет, — хотел было ответить ей, но тут меня осенило, что упустил самое главное: мёд то в этот самый момент тает у меня во рту.

— Поняла, — сказала она в ответ на моё загадочное молчание, и до того, как я успел что-либо предпринять, нагнулась ко мне и припала к моим губам...

Вот мы, люди из разных миров, сидим в не известно чьём сне посреди почти настоящего лета в высокой траве, смотрим в почти настоящее небо и, слушая мерное жужжание пчёл, ``рассуждаем'' о вкусе мёда:

— Как? — спрашиваю, силясь скрыть смущение.

— Сладко, — отвечает она, отводя взгляд куда-то в синюю даль, — немного странный вкус.

Таина замолчала, но, не дав мне вставить очередную дурацкую реплику, продолжила:

— Спасибо за этот вкус. Хоть он немного не такой, как я себе представляла, но всё же удивительный, не похожий ни на что.

— Прости, что всё сделал наперекосяк, не подумал. В следующий раз попытаюсь принести тебе целую чашку мёда.

— Не надо, пусть лучше всё будет так, как есть. Я запомнила вкус мёда таким, и пусть теперь всегда он будет таким.

Пытаясь поддержать беседу, я возразил:

— Но мёд бывает разный, на ярмарке можно купить понемногу каждого сорта мёда. Тебе надо попробовать все, чтобы понять, какой самый вкусный.

— Хорошо, не против, давай попробуем все... вместе

@темы: по ту сторону

02:41 

сомнение

у всего есть причина и следствие. любой поступок человека обусловлен конкретными мотивами. буть то цели, стремления, желания, осознанные либо нет, но всегда существует объяснение.

когда человек не может понять своей мотивации в прошлом, у него зарождается сомнение. он может просто забыть об этом, но если забыть не получается, то события начинают бесконечно прокручиваться в его голове, обрастая всё новыми подробностями. с какого-то момента человек начинает сомневаться во всём. и вот он уже не верит, что поступил так, как поступил, и начинает считать, что кто-то основательно покопался у него в голове, создав ложные воспоминания.

он начинает мысленно искать виновника и вдруг осознаёт, кому и зачем всё это было нужно. он понимает, что был предан тем, кому доверял больше всего. а ложные воспоминания о том, чего он не совершал, были внедрены, чтобы он чувствовал вину за собой и не узнал правду.

сомнение растёт и превращает человека в параноика, который подозревает каждого. мир начинает казаться ему каким-то бездарным кино, в котором он один из страдающих героев, и всё происходящее видится таким наигранным и не настоящим. кажется, вот возьми сейчас обрез и начни расстреливать всех без разбору, они просто будут показушно падать и притворяться мёртвыми, а потом объявят о завершении дубля, все встанут и пойдут на обед.

так есть ли чувства на самом деле или все эти сомнения и страдания выдуманы неким зловещим гением лишь в рамках сценария?

и вот он уже заглядывает за рамки кадра, а там тот, кому он больше всего доверял, и тот зловещий гений, кто стоит за всем этим кошмаром, и оба такие похожие, как дочь и отец: Кириа и Пагавал Т. они смотрят на него, синхронно ударяют в ладоши, и говорят: браво, великолепная игра, потрясающая драма, душераздирающая трагедия. человек не понимает, то ли он сейчас сойдёт с ума, то ли он уже сошел с ума. он мечется в истерике, пытаясь вырваться из кадра, но не может. силы внезапно его покидают, впадает в забытие.

02:44 

yet another Jane Dou

Мучительно снова и снова падая в "пересмотр", прокручивая каждую сценку в мельчайших душераздирающих подробностях, не вспоминать, однако, самого важного - её имени. Приближаясь к тому первому сну, проживать одну из жизней в обратном порядке, чтобы понять, где оказалась подмена, где он ошибся, свернул не на тот путь. Человек с вынутым мозгом, переформатированным и всунутым обратно. Быть человеком с фальшивыми воспоминаниями и вывернутой на изнанку жизнью. И всё только ради того, чтобы победить судьбу?
Кристаллизованные провидцы загадочного дома дверей на краю мира, которые никогда не спят и никогда не ошибаются. Ещё одна Джэйн Доу тает в умирающей канаве под кровавым дождём, а другая смотрит на неё сверху с гранитного берега, словно бы на саму себя в зеркало. Как же тебя зовут? Улыбаешься, наклоняя голову, и тут же убегаешь, не позволяя себя догнать.
Не знаю, где ты, и как тебя искать. В моём распоряжении лишь слабые подсказки, в которых нет твоего вечного имени. Но мне придётся изловить тебя в одной из жизней, и сделать так, чтобы ты выбрала любовь взамен зла и разрушений.

15:10 

Ясность и осознанность

Иные судари и сударыни по недомыслию полагают в том, что грёзы ясные сим то и есть, что осознанные. Смею заверить сиих почтенных сударей и сударыней в заблуждении оных об том имеющим место быть. Ибо люцидно зреть грёзы свои, то не есть во всесилии повелевати течением сиих. Да повелевающий ими ни присно ясно зрит их токмо повелевает або мнит себя еже повелевает во всеволии.

23:41 

лечение

пол года лечения пошли коту под хвост...
думал, что всё хорошо, что ещё немного, и удастся вернуться в общество
но не всё так просто, какие-то пару дней, и всё вернулось обратно (
так что люцидники сомнамбулы снова с вами в этом инферно

23:32 

лет

- сколько тебе лет? ты наверно больше чем я, - сказал я, а мне тогда было семь с половинкой
- верно, я старше тебя, - ответила она, и добавила, - но не на много.
- ну сколько? десять?
- больше
- двенадцать?
- не угадал, ещё
одной из моих сестёр было двенадцать, а эта девочка Кира, выглядела куда младше её, и я терялся в догадках, но продолжал
- 14?
- неа
- 16?
- дальше
- ты обманываешь! - усмехнулся я
- нет, - серьёзно ответила она, - без тени лукавства глядя в мои глаза
мы продолжили эту странную игру в угадайку, пока я не начал сбиваться со счёта
- 200?
- больше
- 500?
- нет, мы ещё застали времена строительства соборов великих рыцарей тамплиеров
- 700?
- вероятно, где-то около того, я не очень хорошо помню детство, а ты каждый раз всё забываешь
она замолчала, а потом добавила:
- забываешь, и клятву свою нарушаешь
- клятву? это когда мизинчики сцепляют?
- нет. это когда заключают договор во скончание времён на крови
- это как?
- вот как
неожиданно в её руке блеснул не понятно откуда взявшийся острый короткий клинок, она занесла его надо мной и остановила остриём прямо у самого лба
- встретимся в следующей жизни, - была её последняя фраза
я проснулся

02:56 

Свободна от своей судьбы

- Так были или нет первые учителя? А? Кир.

- Были люди, не похожие на вас, другие. Они многое знали, и многому научили вас. Говорили, они сошли с гор. Говорили, они пришли с неба.

- Как ангелы? - спросил я.

- Нет, скорее демоны. Хоть их и не существует как и ангелов. - ответила она.

- Это всё ты видишь в своих снах? Да? Кира.

- Я знаю, как появилась на свет. Меня оживили. Меня вернули уже второй раз. Мама не хотела участвовать, но отец был слишком настойчив. Они очень хотели провидицу. Им очень нужно было будущее.

- А кто же они такие?

- Демоны, что пришли с гор. Демоны, что упали с неба. Это всё те же люди, но их время прошло, они давно мертвы. А провидица, которую они так хотели, видит только прошлое.

- Зачем они хотят знать будущее?

- Чтобы управлять будущим, направлять события. Одни считают себя богами, но они заблуждаются. Другие знают, что они не боги, но играют в богов. Их знания нужны были людям, но они приносят только лишь гибель.

- Почему?

- Их знание разорвано на множество кусков, они игнорируют целостность картины мироздания. Достигая своих личных целей, они нарушают гармонию природы, и само их существование в этом мире влияет на равновесие бытия. Их действия уже приводили к большим бедам в прошлом, и это было пресечено. Потому что миры бесконечно вложены друг в друга и кто-то из надмира посчитал нужным вмешаться, разорвав порочный круг.

- Раз ты оракул, значит ты давала им будущее в прошлых жизнях?

- Не я, а те, кем я была раньше. Провидцы рассказывали им, что должно произойти. Так они влияли на происходящее и направляли к своим целям. Но провидцы не всесильны, они не могут предвидеть вмешательство из надмира и последствий такого вмешательства.

- А теперь ты знаешь будущее?

- Я всегда знала будущее, я же провидица. Но это будущее больше не меняется, и оно неизбежно настаёт. А теперь я вижу только прошлое, потому что моя жизнь провидицы давно закончилась. Но я всё ещё являюсь одной из них. Меня называли принцессой Виверекой и не позволяли спать по несколько дней подряд. Мне давали специальные лекарства, которые делали видения яснее и укорачивали жизнь. Но будущее больше не меняется и я свободна от своей судьбы.

- А твои родители сейчас. Кто они?

- Отец тоже один из них, но он просто чудак в их среде. В обществе людей он числится учёным, хотя занимается только написанием романов, которые не особо пользуются популярностью. Он может заниматься чем угодно, потому что он один из них, и у него есть навязчивая идея: написать душераздирающую драму, превзойдя классиков литературы. Но он никогда не достигнет своей цели, потому что он всего-лишь чудак. Мать не имеет к этим людям никакого отношения, её просто заставили быть матерью провидицы, то есть меня. Я знаю, что она меня ненавидит, и поэтому мы встречаемся только в снах, в которых я не помню себя.

09:38 

SL

он запутался и просто устал от всего этого. ему было 14, третий раз новая школа, всё одно и то же. он был сломан и окончательно слетел с катушек. он не мог очнуться, хоть и понимал, что не спит. наказание за наказанием, невыносимая безисходность. каменные джунгли, и дикие звери в облике людей. он ощущал себя деревом, которому не дают расти, каждый день надламывая его ствол и обрывая листву. он не понимал причин и не имел воли и сил этому противостоять. он желал лишь набраться сил и однажды вырасти высоким деревом, чтобы подняться над всем этим безумием.

ему в очередной раз выкрутили руки за школой, боль постепенно становилась привычной, хоть сердце колотилось в бешеном ритме. они смеялись, причиняя ему адскую боль, они не сразу заметили её, ту что назвалась эс эль. она огляделась вокруг, охватывая своим пустым взглядом присутствующих. её худые, как ветки, руки дрожали, тяжкое болезненное дыхание и непрерывно текущие по лицу слёзы делали её вид ещё более жутким. "вы мешаете", сказала она и повторила снова. "свали отсюда", крикнул кто-то из них.

он мог лишь краем глаза видеть происходящее в тот момент. "закрой глаза и не открывай", сказала она, обращаясь к нему. что-то с приглушенным ударом упало перед ним, затем послышался звук воды, льющейся на асфальт. он почему-то не хотел смотреть, что бы это ни было, он просто устал, ему хотелось защиты от агрессивной среды этого мира. его больше никто не держал, он стоял на коленках, опираясь руками в холодный асфальт. "снова я сделала это", сказала эс эль всхлыпывающим голосом, "пойдём отсюда", она потянула за его руку и помогла подняться. он примерно знал, что будет потом: бесконечные допросы, подозрения, но ему будет уже всё равно, потому что загадочная эс эль всегда будет где-то рядом, та самая эс эль из его провидческих снов. мёртвый плачущий призрак, забирающий жизни, проклятое божество из области тени, лежащей глубже подсознания.

снова новая школа, но что-то изменилось, ходили всякие нехорошие слухи о нём, его сторонились даже учителя, а одноклассники старались всячески избегать. он привык быть один, и это для него было приемлемо. но здесь был некто, кто постоянно следил за ним, он замечал этот взгляд на себе и это было отвратительно. однажды в школьной раздевалке к нему подошла приследовательница и сказала, "я знаю, что ты был там, где моего брата покромсали на куски, это ты виноват, ты один выжил, на тебе ни царапины, это ты как-то сделал, я знаю, но я тебя не боюсь, ничтожество, чудовище, монстр".

преследования не прекратились, теперь она ходила до его дома, казалось, та девчёнка была одержима, она хотела узнать про его жизнь буквально всё. она звонила к нему домой и долго о чём-то говорила с его мамой. потом, представившись одноклассницей, пришла к нему домой, её наглость не знала предела. она постоянно повторяла, как ненавидит его и таких, как он, притворяющихся паиньками.

дальше стало ещё хуже, она прибегла к провокациям, над ним никогда ещё так не издевались прежде. тараканы в супе в школьной столовой, зассанная сумка с учебниками, украденная обувь, похоже сестра пошла дальше брата, который издевался над ним в его прошлой школе. по началу он хотел просто перетерпеть всё это до конца года, но унижения становились всё более изощрёнными.

последней каплей стало битое стекло, высыпаное на его голову с четвертого этажа. стирая кровь с лица, он звал эс эль, казалось, только она может помочь ему выжить в тот момент. он звал, но никто не откликался. та одержимая девочка стояла за его спиной и усмехалась, говоря "это тебе за брата, а однажды я убью тебя, чудовище".

"эс эль, где ты, эс эль?", бубнил он себе под нос, вытирая кровь и слёзы. преследовательница пнула его, и он упал на асфальт. "эс эль, выходи, эс эль", продолжал шептать он, глотая сопли. он в истерике бился головой об асфальт, повторяя инициалы эс эль. а преследовательница за его спиной продолжала усмехаться, "что ты там, сволочь, бормочешь? заткнись и сдохни уже".

"людские страсти, прогнившая ненависть, всё ничтожно, и чуждо нам", послышался знакомый голос. вечно плачущая ведьма, эс эль, была здесь. "ты ненавидишь не его, а того, кого ты создала в своём больном воображении. это я стёрла твоего брата и таких как он, что были там с ним, я сделала это, потому, что они мешали, они не давали расти моему деревцу. ненавидь же меня", сказала ей эс эль.

"ты, гадина, убью, вас обоих убью", кричала преследовательница. "нет, ты не сможешь, она тебе не позволит", ответила эс эль, указывая на её живот. девочка преследовательница опустилась на колени, корчась от боли. "ты на столько ослепла от ненависти, что даже не поняла, да? я не могу убить тебя, потому что тут есть кое-кто невиновный, что умрёт вместе с тобой, если я сделаю это", сказала эс эль.

эс эль подошла и помогла ему подняться на ноги, затем сказала, "пойдём домой". когда они уходили, она обернулась назад и добавила, "подумай о том, что ты сделала, сейчас ты даже хуже, чем был твой непутёвый братец, но у тебя ещё есть шанс. помни, не я дала тебе этот шанс, а она, благодари её и береги". так они ушли.

провокации и слежка прекратились, преследовательница старалась не попадаться ему на глаза. прошло около пары месяцев, как кто-то подбросил записку в карман его куртки. в записке его просили прийти за школу, он поначалу не хотел идти туда, но всё-таки пришел, там его ждала она, та что издевалась над ним столько времени. она сказала, "прости".

08:49 

маленькая библиотека

терпеть не могу Вегетту из-за её слишком яркой одежды, которая ей совершенно не к лицу. зачем все эти ужасные салатовые и розовые платья, которые только портят её облик, отвлекая на себя всё внимание. Александру, её брату, всё это тоже не нравится, но он терпит, думает пройдёт. но раз уж даже тут люди меняются редко, то там, в мёртвом мире, тем более. Вегетта утопленница, ничего особенного, просто несчастный случай, но Александр, похоже, ещё живой. но ладно, пост не о них.

где-то год назад набрёл на ту локацию. некоторое время присматривался к её обитателям, и, кажется, выявил, кто её поддерживает. это часть пригорода, несколько пятиэтажных домов с одной стороны, пустырь и лес с другой. у одного из домов пристройка с библиотекой на втором этаже. со стороны пустыря балкон с лестницей, а главный вход с обратной стороны на первый этаж, где находится продуктовый магазин, внутри здания лестница.

в той странной библиотеке у каждой стены книжный шкаф, комната разделена аркой по-середине, в комнате два квадратных столика, за которыми могут разместиться по четыре человека. комната сама по себе небольшая, на глаз всего пять на шесть метров. обычно там бывают разные люди, которые сидят за столами и что-то читают. молодые редко, обычно люди средних лет или преклонного возраста. за библиотекой присматривает девушка лет 25, высокого роста, где-то 170см, с длинными тёмными волосами в очках с маленькими овальными стёклами. довольно общительная персона, которая по моим предположениям и поддерживает существование этого места в тонком пространстве между мирами. если она откуда-то из этого мира, то её способности впечатляют, она воссоздала довольно большую локацию абсолютно реалистично, я не заметил набросков ни в чём, всё проработано до мельчайших деталей.

сегодня в библиотеке никого не было, зашел и сел за столик, подождать. вскоре вернулась девушка-библиотекарь. вообще мы не часто разговаривали, потому что обычно там были другие люди, которые тоже требовали внимания. но в этот раз было необычно безлюдно, и я решил во что бы то ни стало выведать правду. я спросил прямо: есть ли у них какие-нибудь книги про надмиры и сны. она ловко ушла от темы в сторону философских вопросов реализма, после чего мы уже беседовали на тему фальсификации истории, на тему вне земных форм жизни и прочее. мне показалось, что выведать у неё что-либо невозможно, она ловко манипулирует ходом беседы, избегая нежелательных для себя поворотов.

мы сидели за столиком напротив друг друга и так увлеклись беседой, что не заметили, как за аркой вошли другие люди. она попросила говорить потише, ото присутствующие нас могут неправильно понять. я предложил выйти на балкон, там весна, пригревает солнце и тепло, южная сторона. мы сидели на ступеньках балкона ещё некоторое время, подстелив газеты. у неё несколько раз звонил сотовый, но она сбрасывала. потом сказала, что нужно зайти узнать, может требуется помощь посетителям.

я остался ждать, наслаждаясь весной, солнцем и лёгким тёплым ветерком. но её долго не было, понимаю, работа. решил войти обратно в библиотеку, а там человек семь народу, среди которых Вегетта, только её тут не хватало. иногда кажется, что единственная её задача - испортить любой сон. время близилось к закрытию библиотеки. девушка-библиотекарь регистрировала книги, торопливо делая записи в толстом журнале, время от времени поправляя очки.

рабочий день закончился, люди разошлись по своим делам, а я всё ждал подходящей возможности продолжить наш разговор. Вегетта отвлекла моё внимание, посему не заметил, как та девушка оделась и вышла. после я спустился, но она уже успела уйти дволь по улице метров на сто. идя быстрым шагом, пытался её догнать. она обернулась назад, но не стала останавливаться. хоть я шел довольно быстро, но так и не смог её догнать, быть может таковы правила этого её мира. вспомнил, что не узнал даже её имя, в общем, полный провал.

не знаю, что она за человек, зачем создала и поддерживает ту локацию, но она точно отсюда и её способности впечатляют. возможно она утратила реальность, чтобы получить такую силу, но тогда ей вовсе не обязательно было бы уходить. странная...

22:11 

принцесса Виверека

Детей в той профилактической больнице посещали не часто, и потому каждое посещение было своим маленьким детским праздником. Для всех, кроме неё. Эта девочка на кануне того дня, когда должен был приехать её отец, была чем-то расстроена. Она провела всё время в нашей палате, глядя на серые унылые тучи, зависшие в грязном квадрате окна. Обед ею был съеден на-половину, а за ужином она вовсе не пошла. Даже когда я принёс ей прямо в палату грешневую кашу и кисель с кусочком белого хлеба, она поковыряла в тарелке вилкой, но ничего не съела, только отпила половину стакана киселя и надкусила немного хлеба. Я не был в курсе приезда её отца, а внезапное уныние её было мне вовсе не понятно.

Но вот наступил тот день, Кирия не расхаживала в пижаме, как это было обычно, она сразу переоделась в другую одежду, будто бы её пребывание в профилактории подошло к концу. Я спросил её, уедет ли она сегодня, на что Кира ответила: может да, а может нет. Тогда я попросил её сказать, где она живёт, чтобы написать ей письмо. Кира написала мне адрес. Оказалось, мы жили в разных городах, и про её город я никогда не слышал, тогда я знал мало городов.

После завтрака Кирия сказала, что ей пора идти, но просила не провожать, но я всё равно пошел с ней к выходу. В дверях отделения ожидал мужчина высокого роста, довольно молодой, но почему-то с седыми волосами. Я не знал тогда, что это её отец, ведь сходства между ними с первого взгляда не было никакого. Я не решился идти до дверей, потолкался ещё некоторое время на месте, наблюдая за ними, пока они не ушли. Эти люди не похожи были на семью, что-то было не так, чувствовал это интуитивно, но мой детский ум не мог осознать, что именно.

Потом из палаты наблюдал, как они вышли из здания и покинули больничный городок. Я посчитал, что эта девочка уезжает к себе домой и больше мы не увидимся, но всё равно почти весь день смотрел на мир за окном в тягостном ожидании чего-то. Ожидание было не напрасным, словно по нити судьбы, дочь и отец в конце того же дня снова оказались у ворот профилактория. Глаза меня не обманывали, это была точно она и тот человек точно тот, что забирал её с утра.

Кирия вернулась в палату, но то была уже не та Кирия, которую я знал, что-то в ней изменилось. Она не улыбалась мне, наклоняя голову, как это было обычно, практически с нашей первой встречи. Она смотрела на меня, как на незнакомого человека, и то и дело бросала взгляд на записку, которая была у неё с собой. Девочка вела себя весьма сковано, будто бы оказалась в этом месте впервые. Я был удивлён и немного даже напуган. Тут она спросила: ты Валентин? А я растерялся, и спросил: ты Кира?

Прошло довольно много времени, мне хотелось поспать, а она совсем не собиралась отключаться. Обычно же всё было наоборот: первой засыпала Кирия. Я прилёг, и в полудрёме наблюдал за ней. Она рассматривала кровать, затем тумбочку, а после переключилась на свои волосы: приподнимала их расчёской и медленно опускала. Сие действо вызвало электризацию и между расчёской и волосами проскакивали такие молнии, что я так и не уснул окончательно.

Потом её поведение стало ещё более странным: она встала на кровати и приложила ухо к стене, будто прислушиваясь к чему-то. Но за стеной здание заканчивалось, это была наружная стена. Когда я окончательно проснулся, подошел и спросил, что она делает, она ответила, что там за стеной лестница, по ступенькам бегают дети и смеются. Я тоже приложил ухо к стене, и к моему удивлению тоже услышал крики детей, но они не были похожи на смех, скорее на истерические всхлыпывания и плачь.

Я сказал тогда что-то вроде: Кира, но там же улица и нет никакой лестницы. На что она ответила: мальчик, ты называешь меня Кирой, но я принцесса Виверека. Она сказала это так убедительно без тени сомнения и таким совершенно не Кириным тоном, что мне хотелось сразу же поверить не задавая никаких вопросов. Это представлялось мне чем-то вроде игры. Я спросил её об отце. А она внезапно ответила, что дядя Пагавал (так она его назвала тогда) не её настоящий отец. Он писатель, и пишет пьесу. Он мастер драмы и трагедии. Он гений.

В тот вечер Кириа действительно вела себя совсем не как обычно, будто бы вошла в роль некой принцессы Вивереки. Помню я ещё сказал тогда, что вдруг это всё только сон. А она будто бы в подтверждение моих слов ответила, что это сон одной девочки, а когда она проснётся, чтобы я не забывал этот сон. На следующий день Кира вернулась со всеми её привычками и обыкнвениями. А когда я в шутку назвал её принцессой Виверекой, она спросила: это кто?

До того мы не рассказывали друг другу про наших родителей, а тут разговорились и я многое узнал про её семью. Кирия похожа на свою маму Татьяну, которая живёт в другом городе, она микробиолог. Кира хотела бы жить с матерью, но родители так решили, что она живёт с отцом, который тоже какойто научный работник. Папа у неё очень строгий местами даже слишком. Но он очень много знает всякого о нашем мире и вращающемся поле, которое генерирует мета.

Не успев до конца осознать это, я проник в тонкий внутренний мир Кирии. Мне было не столь очевидно тогда, как она безответственно искажает реальность в своём сознании, спасая себя от осознания жестокой правды или губя свою душу ложью. Она не принимала развод родителей, и странности своего отца. Она отгородилась от истинной реальности, и создала свою мнимую реальность, заставляя всех верить в неё, хоть это ничего в сущности не меняло тогда.

На самом деле ей приносили боль встречи с реальным отцом, а реальную мать она не хотела бы видеть вообще. Но я всё это далеко не сразу понял, ведь она столько о них рассказывала. Ещё у неё была сестра Лера на три года младше, но я так и не смог понять, была ли сестра на самом деле или нет. Обе реальности переплелись в её голове, в завивимости от ситуации она могла говорить разное, зачастую противоречащее сказанному ранее, но говорила искренне всегда без какой либо тени сомнения.

люцидники сомнамбулы

главная